Патентное бюро / О компании / Цели и принципы фирмы

Цели и принципы фирмы

Сегодня среди всех специалистов, профессионально оказывающих услуги по патентам и товарным знакам, большинство являются бывшими сотрудниками Патентного ведомства. И лишь незначительная часть приобрела опыт и навыки в патентных и юридических фирмах, не будучи в роли чиновника.

Среди патентных поверенных (всего их чуть более 1000) еще мало тех, кто имеет высшее юридическое образование. Или наоборот, права и интересы в судах защищают адвокаты, которые не специализируются на интеллектуальной собственности и не разбираются во всех тонкостях законодательства.

Но наступило время, когда правообладателям нужны юристы, которые обладают общими правовыми знаниями, но являются квалифицированными специалистами по патентам и товарным знакам. По крайней мере, нам так кажется по прошествии нескольких лет эффективной работы.

Мы — юридическая фирма, основанная юристами, которые уже несколько лет проработали специалистами по правовой охране объектов интеллектуальной собственности и защищали интересы доверителей в Роспатенте и судах. Мы никогда не работали в Патентном ведомстве и его структурах, в каких-либо иных государственных органах и воспитаны на уважении только закона. Высшее юридическое образование — основное образование каждого из наших специалистов.

В основе наших профессиональных взглядов и убеждений лежит понимание того, что федеральные органы исполнительной власти (в т.ч.  Федеральная служба по интеллектуальной собственности, Палата по патентным спорам) лишь исполняют закон в соответствии с тем его смыслом и целями правового регулирования, которые определены законодателем. Они призваны осуществлять именно функцию исполнения закона.

Если патент или свидетельство предоставляется неохраноспособному с точки зрения закона объекту, то это может привести к серьезным отрицательным последствиям. А правообладатель в дальнейшем может столкнуться с необходимостью нести существенные имущественные потери. Необходимо понимать, что в конечном итоге правомерность выдачи патента или свидетельства на товарный знак все равно может быть проверена судом.

Наглядней всего это можно проиллюстрировать примером с полезной моделью. Патентный закон РФ признает, патентная защита в качестве полезной модели может быть предоставлена только неизвестному ранее устройству. Но в тоже время он устанавливает, что в отношении полезной модели при выдаче патента не проводится никакой экспертизы, кроме правильности оформления заявочных документов. То есть, получить патент можно на любое давно известное устройство. Но в дальнейшем такой патент может быть признан недействительным. Несмотря на юридическую возможность патентовать любые устройства, мы никогда не рекомендуем злоупотреблять этой возможностью. Иметь патент, который в любой момент может быть признан недействительным, реализовывать и осуществлять в соответствии с ним права — это большой риск. То же самое можно сказать в отношении любого объекта промышленной собственности.

Законность и искреннее уважение закона — один из основных принципов нашей деятельности.

При оказании юридических услуг юрист с неизбежностью сталкивается с многочисленными спорными и неопределенными ситуациями, допускающими свободную оценку со стороны независимого эксперта, арбитра на основании внутренних убеждений. В сфере интеллектуальной собственности такие ситуации складываются особенно часто, поскольку мы имеем дело с нематериальными результатами умственной деятельности и средствами индивидуализации. Сходство одного товарного знака или изобретения с другим, способность или неспособность данного обозначения различать однородные товары разных лиц — вот типичные спорные ситуации в нашей деятельности. И было бы неуважением к своей профессии утверждать, что мы во всех случаях с математической точностью можем определять, когда товарный знак (изобретение) может быть зарегистрирован (запатентовано), а когда нет. Этого никто не может. Да и сам закон, устанавливая возможность в течение определенного срока испрашивать приоритет не по дате подачи заявки, а более ранним числом, создает некоторую неопределенность в правах, даже когда сомнений в охраноспособности вроде бы не имеется. Так что, если кто-либо осмеливается давать 100% гарантию результата — то это намеренное введение в заблуждение или просто непрофессионализм. Пожалуй, лишь в одном случае можно дать 100% гарантию получения патента — в отношении полезной модели. Но об этом уже было сказано выше.

В процессе своей деятельности мы стремимся делать полный анализ ситуации и спрогнозировать все возможные спорные ситуации. И когда такую спорную ситуацию видим, то предупреждаем о ней доверителя. Тогда, на основании наших рекомендаций и консультаций, ему самому приходится решать, насколько целесообразен в его экономической ситуации такой риск.

Мы никогда не возьмемся за ведение дела только ради того, чтобы в данный момент получить вознаграждение. Мы считаем, что нам платят за то, чтобы мы делали все возможное для получения реально достижимого результата, а не строили иллюзий насчет возможностей юриста.

Честность — это второй принцип в нашей работе.

Мы любим свою работу и профессию. От ведения интересных дел получаем моральное удовлетворение. Конечно, наша фирма — коммерческая, и имеет основной целью извлечение прибыли. Но бывают такие дела, которые дают бесценный опыт. Или которые заключают в себе явную несправедливость. Если в таких случаях доверитель не состоянии оплатить обычное вознаграждение или не желает это делать в связи с большим риском отказа в удовлетворении его требований, то мы проявляем гибкость при установлении размера и порядка уплаты нашего вознаграждения. Да и вообще, гибкость ценовой политики, внимание к каждому доверителю и его делам, простота в контактах и общении свойственны любой молодой фирме, в т.ч.  и нашей.

Мы будем придерживаться данных принципов при работе с любыми доверителями, независимо от их статуса и финансового положения.

С уважением,
Ломский Сергей Михайлович,
Патентный поверенный РФ,
Управляющий партнер